Досрочное истребование долга по кредитной задолженности

Кредит

Досрочное взыскание кредитной задолженности

Рассмотрев типовые кредитные договоры, мы обязательно найдем там условия, позволяющие истребовать кредит досрочно, например:

  • заемщик не выполняет какое-либо обязательство перед кредитором по соглашению;
  • заемщик просрочил к моменту вступления соглашения в силу любой из причитающихся кредитору со стороны заемщика платежей, и/или кредитор располагает достоверной, документально подтвержденной информацией о задержке заемщиком любого платежа по любому из своих иных обязательств;
  • заемщик не предоставил в установленные сроки какую-либо отчетность;
  • имеются аресты, приостановления;
  • заемщик не выполняет условия о целевом характере займа;
  • ухудшение финансового состояния заемщика;
  • иные подобные условия.

До настоящего времени суды удовлетворяли иски банков о досрочном истребовании кредитов, полагая, что включение в договор подобного рода условий является правом сторон, обусловленным свободой договора. В частности, однозначно признается судами право банка обратиться за досрочным истребованием кредита при невыполнении заемщиком условий договора по уплате как основного долга, так и процентов (см.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Здесь надо отметить следующее: ст. 811 ГК РФ звучит следующим образом: “Если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, заимодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами”.

Дискуссионным остается вопрос о ситуации, когда досрочно истребуется задолженность не по кредитной линии, а по кредитному договору (т.е. кредит выдан одной суммой с возвратом основного долга единовременно) или если, например, заемщик исправно платит по основному долгу, но имеется задолженность по процентам.

Пример 1. В арбитражный суд обратился банк с требованиями о взыскании с ООО досрочно суммы кредита и уплаты процентов за пользование кредитом. При этом основанием для обращения в суд с подобным иском послужило то обстоятельство, что ООО не уплатило проценты за пользование кредитом за два месяца, имело неудовлетворительный баланс и задолженность по иным кредитным договорам, заключенным с другими банками.

По результатам рассмотрения дела суд принял решение об отказе в требованиях о взыскании суммы основного долга по кредитному договору, взыскав проценты в соответствии с п. 1 ст. 811 ГК РФ, при этом указав в качестве мотива отказа во взыскании основного долга противоречие условия договора о досрочном возврате кредита нормам ст. 811 ГК РФ.

Рекомендация здесь может быть только одна: как можно более расширять перечень оснований для досрочного взыскания, для того чтобы в подобных ситуациях имелись дополнительные основания для досрочного взыскания. Хотя, как указано выше, и в этом случае исход судебного разбирательства может быть различным.

Текущая судебная практика признает право банка требовать досрочного взыскания кредита при ухудшении финансового положения заемщика. Здесь необходимо учитывать следующее: суд связывает оценку финансового положения заемщика с условиями, прописанными в договоре. Если положения договора не предусматривают критериев “ухудшения”, суд считает, что поскольку договором не установлен порядок определения финансового положения заемщика, его определение самим истцом (банком) не свидетельствует о нарушении условий договора.

Аналогично, по включению в договор условия о досрочном взыскании при предъявлении заемщику исковых требований суд указывает: “В отношении суммы иска к заемщику в размере XX млн руб., апелляционный суд исходит из условий договора, которыми установлено право истца потребовать досрочного возврата кредита в случае, если к заемщику будет предъявлен иск об уплате денежной суммы, размер которого кредитор признает значительным”. То есть договором право определения значительности суммы иска, предъявленного к заемщику, предоставлено кредитору.

Таким образом, можно предположить, что сложившаяся судебная практика достаточно лояльно относится к включению в договор условий для досрочного истребования кредита, прямо не предусмотренных ст. 813 ГК РФ, согласно которой: “При невыполнении заемщиком предусмотренных договором займа обязанностей по обеспечению возврата суммы займа, а также при утрате обеспечения или ухудшении его условий по обстоятельствам, за которые заимодавец не отвечает, заимодавец вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, если иное не предусмотрено договором”.

Нельзя не упомянуть также ст. ст. 814 и 821 ГК РФ: “В случае невыполнения заемщиком условия договора займа о целевом использовании суммы займа, а также при невозможности осуществления контроля за целевым использованием, заимодавец вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, если иное не предусмотрено договором”.

Кроме Гражданского кодекса, существуют и другие нормативные акты, предусматривающие право на досрочное истребование кредита. Это в первую очередь ст. 33 Закона РФ от 02.12.1990 N 395-1 “О банках и банковской деятельности” (далее – Закон о банках): “При нарушении заемщиком обязательств по договору банк вправе досрочно взыскивать предоставленные кредиты и начисленные по ним проценты, если это предусмотрено договором, а также обращать взыскание на заложенное имущество в порядке, установленном федеральным законом”.

Досрочное истребование долга по кредитной задолженности

Также можно упомянуть п. 9 Методических рекомендаций к Положению ЦБ РФ от 31.08.1998 N 54-П “О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)”, в соответствии с которым в качестве одного из условий кредитного договора следует предусматривать право банка расторгнуть кредитный договор досрочно в случае нарушения клиентом-заемщиком предусмотренных кредитным договором обязательств.

Однако все вышеизложенное относилось к судебной практике, сложившейся в ситуации финансового роста и благополучия. С учетом глобального экономического кризиса перед судами поставлена двойственная задача. С одной стороны – защита сложившейся финансовой системы, в том числе банков кредиторов как системообразующего звена, а с другой – защита участников предпринимательской деятельности в условиях финансового кризиса. В этой связи хотелось бы обратить внимание на следующее, высказываемое в юридической литературе, мнение.

Получая кредит, заемщик в обычных условиях старается рассчитать возможность его погашения и уплаты процентов в предусмотренные договором сроки. Нарушение же сроков уплаты процентов и возврата кредита влечет за собой ответственность в виде начисления банком штрафных санкций. Применение такой меры ответственности, как досрочное истребование всей суммы кредита и уплаты процентов, по смыслу ст. 811 ГК РФ необоснованно.

По тем же причинам возникают сомнения и в правомерности условий кредитного договора, устанавливающих право на досрочное истребование суммы кредита в зависимости от наличия задолженности по иным кредитным договорам, снижения ежемесячного оборота товаров или денежных средств по расчетному счету до определенного показателя (данное условие некоторые юристы вообще рассматривают как сделку под условием со всеми вытекающими последствиями, например, как недействительное условие, которое зависит от воли конкретной стороны).

Во-первых, некоторые судьи полагают, что включение в договор подобных условий говорит о неравноправии сторон, так как заемщик – как слабая сторона – не может отказаться от навязанных условий.

Во-вторых, возникает вопрос в возможности установления подобных фактов в рамках иска о взыскании основного долга и процентов по кредитному договору, поскольку исследование обстоятельств наличия задолженности по кредитным договорам, не являющимся предметом рассмотрения конкретного спора, будет являться нарушением ст. 67 АПК РФ об относимости доказательств.

И в-третьих, анализ финансового положения заемщика на основании данных бухгалтерского баланса носит оценочный характер, который зависит от ряда экономических показателей, в большинстве случаев не входящих в круг доказывания в арбитражном процессе в рамках дела о взыскании суммы долга по кредитному договору.

Отказывая в исковых требованиях банкам о досрочном возврате суммы кредита на основании исключительно условий договора, суд тем самым не лишает их права обратиться с требованиями о расторжении кредитного договора и взыскании убытков в порядке ст. 452 ГК РФ.

Таким образом, можно рекомендовать при принятии решения о предмете иска в ситуации, когда требуется досрочно истребовать кредит, рассмотреть вопрос о том, что требование банка о досрочном возврате кредита по обстоятельствам, изложенным выше, является по существу расторжением кредитного договора и прекращением правоотношений сторон как следствие существенного нарушения договора одной из сторон, которое влечет для банка такой ущерб, что он в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора.

Отказ кредитора от выдачи кредита

https://www.youtube.com/watch?v=upload

С учетом наступившего кризиса у банков возникает проблема не только с возвратом уже выданных кредитов, но и, кроме всего прочего, с желанием не выдавать деньги заемщикам, в отношении которых у банка имеются обоснованные сомнения в возврате выданных средств. Показательным примером является следующее дело, рассмотренное Федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа (дело N А33-12656/07-Ф02-6072/08).

Пример 2. ООО обратилось в Арбитражный суд с иском к банку о взыскании убытков, включающих упущенную выгоду и реальный ущерб. Основанием иска явился отказ банка в выдаче очередного транша в связи с наличием у ООО задолженности по налогам и сборам.

Истец (заемщик) и ответчик (банк-кредитор) заключили соглашение о предоставлении кредитной линии для финансирования текущей деятельности. Лимит задолженности составлял 15 млн руб.

Согласно п. 6.6 соглашения кредитор вправе отказать заемщику в предоставлении транша (полностью или частично) в следующих случаях:

  • несоответствие заявлений и заверений заемщика фактическим обстоятельствам;
  • какое-либо условие досрочного истребования имеет место на момент предоставления кредита.

Одним из условий досрочного истребования имущества по п. 14.1.10 соглашения является наличие у общества существенной, по мнению банка, задолженности по налогам, сборам и иным обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды.

В определенный момент, погасив все предыдущие транши, заемщик обратился в банк за выдачей очередного транша, но получил отказ.

Для того чтобы обратиться в суд за взысканием убытков, заемщик выставил к своему счету, открытому в банке-кредиторе, платежное поручение на сумму, равную свободному лимиту задолженности (15 млн руб.). Платежное поручение, естественно, не было исполнено банком в связи с отсутствием денежных средств на счете.

ООО обратилось в банк с письмом, в котором просило указать причину неполучения транша по соглашению, в результате чего не проведено платежное поручение на сумму 15 млн руб.

Банк письменно проинформировал ООО о приостановлении исполнения обязательств по предоставлению кредитов. В данном письме банк указал на наличие у ООО задолженности по налогам, сборам и иным обязательным платежам в бюджет, которая имеет существенное значение для выполнения обязательств по соглашению, в связи с чем банк вынужден отказать в предоставлении кредитов (траншей). О возобновлении исполнения банком обязательств по предоставлению кредитов по заключенным договорам банк обещал сообщить дополнительно.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

Итак, ООО зафиксировало свои убытки и упущенную выгоду (неисполненное платежное поручение) и обратилось в суд.

Суд требование ООО удовлетворил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 307 Гражданского кодекса Российской Федерации в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

В силу ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов.

Согласно ст. 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 15 ГК РФ. При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

Согласно ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Для возникновения деликтной ответственности и возмещения ущерба необходимы следующие условия: причинение вреда, противоправность поведения причинителя вреда, вина причинителя вреда, причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом.

Из письма банка следует, что ответчик отказал истцу в выдаче кредита в связи с наличием задолженности у общества по налоговым платежам в бюджет. Доказательств наличия задолженности на момент отказа в выдаче кредита ответчиком не представлено, следовательно, им не обоснована правомерность отказа в выдаче кредита. Размер упущенной выгоды подтверждается материалами дела.

Здесь представляются важными два момента: если юристы банка, отстаивая свою позицию, не смогли предоставить доказательства наличия задолженности ООО по налогам и сборам на момент отказа в выдаче кредита, это свидетельствует о недочетах в подготовке к судебному заседанию, но не лишает банки возможности отстаивать свою позицию и свое право отказывать заемщикам в выдаче кредита при наличии оснований, указанных в договоре (таких как наличие у заемщика существенной задолженности по налогам и сборам).

Однако такой недочет, как отсутствие основного доказательства, послужившего основанием для отказа в выдаче кредита, – это очень серьезная недоработка, в которую верится с трудом. И здесь возможна еще одна трактовка данного дела.

Из формулировки решения суда не ясно, какую задолженность имеет в виду суд, ссылаясь на то, что “доказательств наличия задолженности ответчиком (т.е. банком) не представлено”. Если, используя такую формулировку, суд имел в виду, что у заемщика на момент отказа в очередном транше отсутствовала задолженность по кредиту, то ситуация становится гораздо более сложной для банка, поскольку таким образом создается прецедент, согласно которому при отсутствии задолженности по кредиту очередной транш должен быть выдан банком, если не доказано, что он не будет возвращен в срок.

Таким образом, как говорилось выше, в настоящее время суды поставлены перед необходимостью соблюдать баланс интересов как кредиторов, так и заемщиков. Следовательно, принимая решения об отказе в кредитовании, специалисты банков должны представить максимально полный комплект документов, подтверждающих согласно ст. 821 ГК РФ наличие обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок.

Позиция антимонопольных органов в отношении условий, ущемляющих права потребителя

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

На сегодняшний день особенно актуальны вопросы, возникающие именно в связи с кризисом. Не секрет, что сейчас активную работу проводят антимонопольные органы, перед которыми поставлена задача защиты интересов государства, бизнеса и частных лиц в условиях кризиса. Нередко их мишенью становятся банки. В качестве примера приведем решение Красноярского арбитражного суда, удовлетворившего иск Роспотребнадзора к Юниаструм Банку (дело N А33-16406/2007).

При рассмотрении настоящего дела судом установлены следующие обстоятельства: административным органом были проведены контрольные мероприятия в отношении банка, в ходе которых в представленном банком кредитном договоре были выявлены условия, ущемляющие, по мнению административного органа, права потребителей.

Установление данных обстоятельств послужило основанием для составления главным специалистом – экспертом административного органа в отношении банка протокола об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом, в котором зафиксированы следующие нарушения:

  1. нарушение права потребителя на свободный выбор услуг.

При этом административный орган исходил из условий кредитного договора, в соответствии с которым за открытие и ведение ссудного счета заемщик уплачивает комиссионное вознаграждение в размере 4200 руб.;

  1. нарушение права потребителя на свободу гражданско-правовой воли (распоряжение принадлежащими потребителю гражданскими правами) и свободу договора.

При этом административный орган исходил из условий кредитного договора, в соответствии с которым заемщик обязуется без письменного согласия банка не получать кредиты в иных кредитных организациях, не предоставлять поручительства в пользу третьих лиц, не предоставлять имущество в залог, принадлежащее на праве собственности заемщику, в течение срока действия настоящего договора;

  1. нарушение права потребителя на неизменность (стабильность) условий договора.

При этом административный орган исходил из положений договора, в соответствии с которым банк имеет право потребовать от заемщика досрочного исполнения обязательств по возврату кредита и уплаты процентов за фактический срок пользования им в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения заемщиком обязательств по настоящему договору, а также в случае ухудшения финансового состояния заемщика и иных обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что кредит не будет возвращен в срок;

пункта договора, в соответствии с которым в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения заемщиком обязательств и требований по настоящему договору, а также в случае досрочного истребования возврата кредита и уплаты процентов, банк вправе списать в безакцептном (бесспорном) порядке сумму задолженности заемщика по возврату кредита, уплате процентов и уплате начисленной неустойки со счета заемщика в банке;

пункта договора, в соответствии с которым в случае изменения Банком России процентной ставки рефинансирования (учетной ставки) и/или изменения конъюнктуры денежного рынка в одностороннем порядке без оформления дополнительного соглашения к настоящему договору банк вправе изменять размер процентной ставки;

  1. нарушение права потребителя на свободный выбор территориальной подсудности споров.

При этом административный орган исходил из положений договора, в соответствии с которым все споры, вытекающие из настоящего договора, разрешаются сторонами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, в судебных инстанциях по месту нахождения банка.

Исследовав представленные доказательства, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, арбитражный суд пришел к следующим выводам.

Частью 2 ст. 14.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях установлена ответственность за включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя.

Объектом названного правонарушения является установленный законодательством порядок в области продажи товаров, оказания услуг, направленный на недопущение нарушения прав менее защищенного по сравнению с хозяйствующими субъектами лица – потребителя данных товаров, услуг, в частности, при заключении договоров на продажу товаров, оказание услуг.

Состав данного правонарушения носит формальный характер, соответственно его установление не зависит от наступления неблагоприятных последствий, вызванных совершением деяния, описанного в ч. 2 ст. 14.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

В соответствии с п. 4 ст. 421, п. 1 ст. 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Согласно ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 “О защите прав потребителей” (далее – Закон о защите прав потребителей) “условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными”.

По п. 1 обжалуемого постановления суд пришел к следующим выводам.

Административный орган полагает, что из п. 2.7 договора следует, что процедура открытия и ведения ссудного счета с целью перечисления на него суммы кредита предусмотрена бланком договора и является обязательным условием договора. Иного порядка получения денежных средств в рамках обязательств по договору экземпляром договора, типовым бланком, тарифами Банка не предусмотрено.

Административный орган считает, что по смыслу п. 2.7 открытие и ведение ссудного счета является самостоятельной финансовой услугой, поскольку определен предмет данной услуги (функции по открытию и ведению ссудного счета, отражения на нем поступивших и списанных денежных средств), а также ее стоимость.

В соответствии со ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовым актами (ст. 422 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Статьей 29 Закона о банках установлено, что процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено Федеральным законом.

В порядке ст. 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договора данного вида, а также те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В соответствии со ст. 819 Гражданского кодекса Российской Федерации по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты за нее.

Согласно ст. 845 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета) денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.

Таким образом, из норм гражданского законодательства, регулирующих порядок заключения кредитного договора и договора банковского счета, следует, что при осуществлении кредитования банк открывает заемщику ссудный счет, который не является счетом в смысле договора банковского счета, а служит для отражения задолженности заемщика банку по выданной ссуде и является способом бухгалтерского учета денежных средств.

Кроме того, ст. ст. 819, 820, 821 Гражданского кодекса Российской Федерации не предусматривают как обязательное условие заключения кредитного договора открытия заемщику ссудного счета в кредитной организации. По кредитному договору обязанностью заемщика является возврат суммы, выданной в качестве кредита, и оплата за нее предусмотренных договором процентов.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

Пунктом 1.1 исследованного административным органом договора предусмотрен размер кредита и размер процентов за пользование кредитом. Установленное п. 2.7 договора комиссионное вознаграждение за открытие и ведение ссудного счета предусмотрено ст. 851 Гражданского кодекса по договору банковского счета.

Таким образом, в договоре банк фактически предусмотрел обязанность клиента вносить оплату за ведение ссудного счета, что является дополнительной оплачиваемой услугой, не обязательной в силу Гражданского кодекса Российской Федерации для заключения кредитного договора. Как указывалось выше, фактически услуга по открытию и ведению банковского счета по кредитному договору не оказывается, следовательно, по данному кредитному договору заемщик обязан уплатить как проценты за пользование кредитом, так и комиссионное вознаграждение, что не предусмотрено ст. 819 Гражданского кодекса Российской Федерации.

кредитный договор, договор банковского счета, иные договоры, содержащие условия о вознаграждении кредитной организации за оказанные банковские услуги. Суть этих требований состоит в том, что по общему правилу условие о размере процентных ставок (в данной ситуации по кредитным договорам) и комиссионного вознаграждения (в данном случае по договору банковского счета) должно определяться кредитной организацией по соглашению с клиентом. Никакого иного правового смысла изложенные правила не содержат.

Договорная подсудность

В настоящее время нет ни одного банка, который бы не устанавливал договорную подсудность в кредитных и акцессорных договорах. Однако нормы законодательства в части договорной подсудности, возможно, будут скорректированы. Уже некоторое время позиция судов общей юрисдикции по данному вопросу имеет значительную амплитуду.

Более того, существует внутренний документ, предназначенный руководителям районных судов, касающийся договорной подсудности. Сразу же отметим, что на момент подготовки данной статьи имелась информация о его отмене, но с учетом того, как быстро меняется позиция судов и различных должностных лиц, вполне вероятен возврат к описываемой проблеме.

Суть документа: районными судами рассматривается значительное количество дел, связанных со спорами, вытекающими из кредитных договоров. При рассмотрении таких споров суды сталкиваются с проблемой определения подсудности гражданских дел. Кредитные организации при заключении договоров зачастую включают в них пункт о том, что все споры разрешаются по месту нахождения кредитора, что с учетом большого количества выданных кредитов ведет к поступлению в один суд значительного количества исков банка к должникам.

С учетом вышеизложенного у судов, рассматривающих подобные дела по первой инстанции, возникает вопрос, следует ли им принимать к своему производству исковые заявления, подсудность которых определена кредитным договором, либо их надлежит возвращать как поданные с нарушением правил подсудности.

Представляется, что в этих обстоятельствах судам не следует учитывать содержащееся в кредитном договоре условие о договорной подсудности и следует возвращать такие исковые заявления с разъяснением о необходимости обращаться в суд по месту жительства должника.

Приведенное выше утверждение основано на том, что кредитный договор по своей природе относится к договорам присоединения, имеющим публичный характер. Условия кредитного договора определяются банком в стандартных формах и могут быть приняты заемщиком не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

В результате граждане, желающие получить кредит, лишены возможности влиять на его содержание, что является ограничением их свободы в договоре. В результате заемщик, являющийся слабой стороной, нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость правовых ограничений свободы для банков, в частности, их возможности диктовать условия в отношении договорной подсудности.

По мнению Роспотребнадзора, такие соглашения между банками и потребителями не имеют отношения к положениям ст. 32 ГПК РФ, по которой договорная подсудность является элементом процессуальных действий сторон гражданского дела в рамках судопроизводства.

Договорная подсудность, практикуемая кредитными организациями, противоречит законодательству РФ, в частности, ст. 17 Закона о защите прав потребителей.

Вот такая позиция, безусловно, очень спорная. Повторим: на момент подготовки статьи документ был отменен. Но все же хотелось бы обратить внимание специалистов банков на данный вопрос, особенно с учетом того, что эта позиция довольно активно применялась судами в 2008 г. Приведем конкретное дело из нашей практики.

Пример 3. Проблема возникла при предъявлении в суд общей юрисдикции иска о взыскании солидарно с заемщика – юридического лица и поручителей – физических лиц задолженности по кредитам. Кассация Мосгорсуда отменила в ноябре 2008 г. решение суда, уже вступившее в законную силу именно по вышеуказанным основаниям.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Суть дела в следующем. Были заключены кредитный договор с юридическим лицом и договоры с поручителями-физлицами. Решением суда первой инстанции удовлетворен иск банка о солидарном взыскании задолженности. Кассация его отменила, сославшись на следующее.

Имеется кредитный договор, согласно которому споры рассматриваются в арбитражном суде. Имеются также договоры поручительства, споры по которым рассматриваются в районном суде г. Москвы. В материалах дела отсутствуют данные о том, что между сторонами до принятия дела к производству было достигнуто соглашение о территориальной подсудности.

В соответствии с законом, если иск предъявлен к нескольким ответчикам, но только с одним из них имеется соглашение о подсудности, то подсудность данного иска не может быть определена на основании такого соглашения и следует руководствоваться соответствующими правилами договорной подсудности. Что хотел этим сказать суд, осталось тайной за семью печатями. К этому моменту мы уже утратили интерес к данному делу. Хотя, вероятно, просто из принципа нужно было дойти до надзора.

Что можно посоветовать в данной ситуации? Однозначного ответа у нас нет. По сути, нивелируется вообще принцип договорной подсудности, и необходимо перестраивать работу банка в этом направлении. Можно поступить следующим образом. С каждым заемщиком и поручителем заключается отдельное соглашение об изменении территориальной подсудности.

Причем в соглашении с заемщиком должна быть фраза о том, что заемщик осведомлен и согласен с рассмотрением споров, возникших из кредитного договора (при наличии солидарных ответчиков поручителей – физических лиц) в конкретном суде общей юрисдикции. Будет ли этого достаточно, покажет время и судебная практика.

М.В.Крючкова

https://www.youtube.com/watch?v=https:ZvLW3z-gZA0

Начальник договорно-правового отдела

АКБ “Ланта-Банк” (ЗАО)

Оцените статью
Финансовый консультант