Узбекистан поэтапно перейдет на инфляционное таргетирование. Что это значит? – Spot

Микрозаем

Как инфляционное таргетирование влияет на динамику цен?

Через ограничение или расширение возможностей банковской системы вливать деньги в экономику. Это называется механизмом денежной трансмиссии. Он показывает, как предложение денег влияет на ситуацию на рынке товаров и услуг.

Происходит это примерно так:

  1. ЦБ меняет величину предложения денег.
  2. В результате меняется ставка процента на денежном рынке.
  3. Происходит реакция совокупных расходов.
  4. В ответ на это меняются цены и объемы производства в реальном секторе.

На изменение процентной ставки реагируют все виды расходов. При ее росте хозяйствующие субъекты сокращают инвестиции, а при «удешевлении» денег — увеличивают. Домохозяйства, которые пользуются потребительским кредитом, при его удорожании сокращают потребительские расходы, а при снижении — увеличивают.

Иностранные партнеры тоже реагируют, когда ЦБ повышает ставку процента. Это приводит к притоку иностранного капитала, в основном краткосрочного, и предопределяет рост курса национальной валюты. Соответственно, падает экспорт и увеличивается импорт.

Цены в этом режиме реагируют на изменение спроса из-за изменения предложения денег. Если сдерживается спрос всех участников экономической деятельности, то и рост цен должен замедлиться, потому что возможность продать товары и услуги ограничена. А сдерживание роста цен — это и есть цель инфляционного таргетирования.

Автор инфляционного таргетирования

Автором идеи инфляционного таргетирования считается известный шведский экономист Кнут Викселль, занимавшийся теорией капитала, цен и заработной платы. В 1896 году Викселль на встрече в Шведской экономической ассоциации впервые озвучил идею о том, что стабилизация уровня цен должна выступить главной целью политики центрального банка.

В XIX столетии, напротив, ни у кого не вызывало сомнения, что центральный банк должен стабилизировать валютный курс по отношению к цене на золото, а не потребительские цены. В 1898 году Викселль писал: «Если цены растут, процентная ставка должна быть увеличена; и если цены падают, процентная ставка должна быть снижена;

Инструменты инфляционного таргетирования

Основной инструмент — процентная ставка центрального банка по краткосрочным кредитам (однодневным, недельным, месячным), предоставляемым коммерческим банкам. В Узбекистане эта ставка равна ставке рефинансирования ЦБ.

Когда повышается ставка рефинансирования, коммерческие банки кредитуют клиентов по более высоким ставкам и сокращают спрос на кредиты ЦБ, стараются привлечь деньги с межбанковского рынка. Количество денег на рынке сокращается, возрастают процентные ставки для реального сектора, население и бизнес снижают спрос на кредитные ресурсы и свои расходы. Совокупный спрос снижается, и рост цен замедляется.

Не все банки обращаются в ЦБ за кредитными ресурсами, поэтому дополнительным инструментом инфляционного таргетирования можно считать нормы обязательных резервов (резервные требования). Это минимальная величина кассовых денежных резервов, которые банки должны постоянно хранить в виде вкладов на резервных счетах в ЦБ в качестве обеспечения своих обязательств.

Когда нормативы растут, у коммерческих банков остается меньше средств для кредитования реального сектора, из-за этого процентные ставки по кредитам растут, расходы реального сектора сокращаются, что замедляет рост цен.

В странах, где развит рынок краткосрочных государственных ценных бумаг, операции ЦБ по их купле-продаже — так называемые операции на открытом рынке — также могут быть инструментом влияния на ставки процента. При продаже государственных ценных бумаг происходит прямое изъятие денежных средств с финансового рынка, что вызывает рост процентных ставок по кредитам с теми же последствиями, что и описаны выше для других инструментов.

Квалификационные признаки инфляционного таргетирования

  • Денежные власти устанавливают и публично объявляют количественную цель по инфляции, которая признается главной (конечной) целью денежно-кредитной политики.
  • Центральный банк опирается на процентную политику (управление краткосрочной процентной ставкой), что отличает инфляционное таргетирование от других режимов денежно-кредитной политики.
  • Решения по денежно-кредитной политике основаны на широком массиве информации, включая прогнозы развития экономики и инфляции.
  • Центральный банк несет публичную ответственность за достижение количественной цели по инфляции, для чего обеспечивает транспарентность решений по денежно-кредитной политике[2].

Узбекистан поэтапно перейдет на инфляционное таргетирование. Что это значит? – Spot

После глобального финансового кризиса 2007—2008 годов произошла модификация инфляционного таргетирования, которая смешала его квалификационные признаки. Хотя ценовая стабильность как конечная цель денежно-кредитной политики сохранилась, другие отличительные особенности режима претерпели изменения. Центральные банки приобрели двойной мандат (ценовая и финансовая стабильность), появились элементы таргетирования денежного предложения, произошёл отход от краткосрочной процентной ставки как основного инструмента денежно-кредитной политики, новации в политике коммуникаций коснулись раскрытия прогноза будущей ставки и альтернативных оценок инфляции.

Плюсы инфляционного таргетирования

Преимущества режима инфляционного таргетирования его сторонники видят в следующем:

  • упрощается оценка успешности ДКП. Совокупность ориентиров ЦБ (объем денежной массы, курс национальной валюты, размер чистого притока капитала и др.) заменяется одним, представляющим собой синтез многих макроэкономических факторов — индексом роста цен;
  • большая свобода и гибкость для действий ЦБ — он не обязан немедленно реагировать на изменение валютного курса или платежного баланса. ЦБ обещал только, что «инфляция не превысит прогнозного уровня», а другие показатели — это результат взаимодействия многих рыночных сил;
  • снижается негативного воздействия «рациональных ожиданий» на результативность ДКП. Например, ЦБ добивается снижения курса национальной валюты, чтобы ограничить импорт и стимулировать экспорт, и для этого скупает иностранную валюту в течение некоторого времени. Население и бизнес, понимая, что импортные товары будут дорожать, стараются приобрести их уже сейчас, для чего увеличивают спрос на иностранную валюту. В результате в краткосрочном плане происходит не сокращение, а рост импорта, а курс национальной валюты снижается «рывком», потому что все ожидают, что он будет падать. Инфляционное таргетирование не афиширует ни инструментов, ни конкретных точек приложения усилий ЦБ, это сокращает возможности рыночных агентов «играть на опережение» и снижать эффективность политики;
  • стабилизация инфляционных ожиданий. Если «все знают», что цены будут расти, но не знают, насколько, каждый продавец старается уже сегодня максимально повысить цены. При этом не все продавцы могут продать свои товары или услуги по той цене, которую запрашивают. В экономике появляется нестабильность, препятствующая долгосрочному планированию, инвестиционной и инновационной деятельности. Заявление ЦБ, что он «не выпустит» инфляцию из прогнозных рамок, увеличивает определенность и стимулы к долгосрочной (а значит, прежде всего, к производственной, а не спекулятивной) экономической деятельности.

Модель инфляционного таргетирования

  • Центральный банк в рамках целевой функции минимизирует отклонение текущей инфляции от её целевого ориентира и текущего ВВП от его потенциального долгосрочного уровня.
  • Целевая функция основывается на макроэкономической модели, учитывающей инерцию и лаги денежно-кредитной политики, через которую применение инструмента центрального банка отражается на совокупном спросе и предложении.
  • Денежно-кредитная политика может описываться функцией ответной реакции центрального банка, которая показывает, каким образом он должен оптимально реагировать на изменение макроэкономических переменных, чтобы добиться выполнения поставленных задач.

Всегда ли инфляционное таргетирование эффективно?

Инфляционное таргетирование эффективно, если рост цен вызван монетарными факторами, то есть его причины возможно устранить мерами ДКП. Когда рост цен вызывается внешними факторами, инфляционное таргетирование не приносит результата.

К внешним факторам относятся:

  • рост цен на важные для экономики импортные товары и сырье (металлы, нефтепродукты, древесину и др.), вызывающий повышение уровня цен внутри страны (импортируемая инфляция);
  • низкий уровень конкуренции, когда значительное число цен устанавливается монополистами. Потребители не могут отказаться от покупки товаров и услуг монополистов (будь то природный газ, сахар или автомобили), потому что не могут найти им замену. Это позволяет держать монопольные цены на границе платежеспособности и повышать их, не опасаясь оттока потребителей;
  • государственное регулирование значительной части цен и тарифов или важных для экономики цен;
  • неблагоприятные погодные условия в сельском хозяйстве или другие внешние неблагоприятные события. Если цены на сельхозпродукцию растут из-за неурожая, их невозможно сдержать мерами ДКП;
  • стремление органов власти осуществить определенные программы и профинансировать расходы вне зависимости от наличия источников средств. Если жесткая ДКП не сопровождается сокращением и оптимизацией государственных расходов, то инфляционное таргетирование бесполезно. А ЦБ не уполномочен осуществлять бюджетную политику.

Из-за замедления роста совокупных расходов может замедлиться и экономический рост, из-за их сокращения могут снизиться объемы производства и занятости. При этом в глазах общественности «виноватым» окажется инфляционное таргетирование, потому что эти трудности возникли после его введения.

Чтобы эффективно использовать режим инфляционного таргетирования, необходимо доверие бизнеса и общества к политике ЦБ, к его способности осуществлять заявленную политику и добиваться поставленных целей Это подразумевает прозрачность и открытость деятельности ЦБ.

Использование низкого уровня инфляции в качестве формальной цели ДКП и фактическая ее ориентация на решение других задач подрывает доверие к политике ЦБ и делает ее неэффективной.

Поэтому ЦБ должен быть достаточно самостоятельным, чтобы не допускать использования инструментов ДКП для решения других задач экономической политики (например, обеспечения определенной динамики курса национальной валюты) в ущерб достижению установленных показателей инфляции.

При использовании жесткого (полноценного) режима инфляционного таргетирования не следует также устанавливать целевых ориентиров по другим показателям денежной сферы, например, темпам роста денежной массы, потому что эти цели могут противоречить друг другу.

Узбекистан поэтапно перейдет на инфляционное таргетирование. Что это значит? – Spot

Инфляция может быть снижена путем осуществления жесткой денежно-кредитной политики. Важно правильно выбрать меру этого ужесточения, чтобы краткосрочное отрицательное воздействие снижения предложения денег на реальный и финансовый сектор не было чрезмерным. Но период высокой инфляции — точно не время для осуществления всякого рода стимулирующей политики, приводящей к росту количества денег в обращении.

Инфляционное таргетирование основано на прогнозах, поэтому предъявляет высокие требования к статистическим и исследовательским подразделениям ЦБ.

При прогнозировании инфляции определяющую роль играет знание работы передаточного механизма ДКП. Однако это знание всегда несовершенно из-за множества факторов, опосредующих воздействие предложения денег на реальный сектор, и временных лагов (промежутка между мерами ДКП и реакцией на нее экономики).

Проблема усугубляется качеством статистических данных и длиной доступных хронологических рядов данных. Отсутствие или несопоставимость данных серьезно затрудняет качественное прогнозирование и снижает эффективность использования инфляционного таргетирования.

Макроэкономические эффекты инфляционного таргетирования

Инфляционное таргетирование позволяет достигнуть несколько макроэкономических успехов[3]:

  • обеспечить стабильность потребительских цен, не оказывая влияния на долгосрочный экономический рост;
  • поддерживать низкие и устойчивые инфляционные ожидания, которые увеличивают эффективность денежно-кредитной политики;
  • снизить зависимость долгосрочного реального валютного курса от процентной политики центрального банка.

Однако макроэкономические эффекты могут быть сведены на «нет» прочими факторами, особенно если они являются институциональными. Для инфляционного таргетирования необходимо, чтобы центральный банк обладал политической и экономической независимостью, что, в свою очередь, требует высокой транспарентности его политики и публичной подотчетности.

Чего можно ждать от инфляционного таргетирования в Узбекистане?

В информации об итогах 2017 года и задачах на 2018 год на сайте ЦБ РУз говорится, что «с учетом потребностей экономики в кредитах, в 2018 году предусматривается удержание темпов роста денежной массы в пределах 12−14%». В то же время ЦБ прогнозирует рост ВВП Узбекистана на 5,5−6%.

При этом темпы инфляции прогнозируются на уровне 11,5−13,5% в следующем году, что выглядит заниженным из-за недооценки скорости обращения денег.

Переход к инфляционному таргетированию объявляется задачей, которая будет решаться в среднесрочной перспективе. В таком случае переход к этому режиму можно начать с установления экспериментального (или упрощенного) таргетирования инфляции (inflation targeting lite).

Хотя есть понимание того, что инфляция по меркам стран с развитой рыночной экономикой «будет высокой», но пока нет четких целевых ориентиров инфляции. К тому же существуют не менее приоритетные задачи, которые должны решаться средствами денежно-кредитной политики — поддержание экономического роста, стабильность валютного курса, поддержание ликвидности банковской системы.

Не следует сбрасывать со счета и тот факт, что уровень доверия населения и хозяйствующих субъектов и населения к банковской системе и ДКП пока недостаточно высок. В таких условиях преждевременно устанавливать жесткие ориентиры по инфляции и снимать с ДКП ответственность за другие показатели. Важнее не превысить складывающегося «имплицитно» прогноза по инфляции.

Если ЦБ спрогнозировал, что ИПЦ в 2018 году не превысит 13,5%, то добиться этого важнее, чем установить какие-то более жесткие ориентиры и потом не выполнить их.

Выполнение заявленного прогноза повысит доверие к политике ЦБ и сделает возможным переход к полноценному инфляционному таргетированию с одновременным отказом от решения других задач средствами ДКП.

Если бизнес и население поверят в способность ЦБ сдерживать инфляцию, а бюджетная политика будет умеренной и также направленной на сдерживание роста цен, макроэкономическая ситуация в стране улучшится, возникнут предпосылки для планирования и расширения долгосрочных инвестиций, роста ВВП и занятости на рыночной основе.

Снижение темпов роста цен приведет к росту благосостояния населения не только потому, что не будут стремительно расти расходы, но и потому, что увеличится возможность получения доходов.

Международное распространение инфляционного таргетирования

С конца 1980-х годов около десятка экономически развитых стран решили перейти на инфляционное таргетирование. Первыми стали Новая Зеландия и Канада, затем к ним присоединились Великобритания, Финляндия, Швеция, Австралия и Испания. Последующее распространение режима привело к тому, что он стал новым стандартом денежно-кредитной политики.

По состоянию на 2017 год МВФ считает, что режим инфляционного таргетирования действует в 38 странах, включая Японию и еврозону. Неопределенными остаются режимы денежно-кредитной политики Швейцарского национального банка и ФРС США, которые ввели целевые ориентиры инфляции в свою политику, соответственно, в 2000 и 2012 годах.

Не в последнюю очередь благодаря МВФ после Азиатского финансового кризиса 1997-98 годов инфляционное таргетирование приобрело большую популярность в мире развивающихся экономик. По состоянию на 2017 год доля развивающихся экономик среди приверженцев инфляционного таргетирования достигает 73% и медленно продолжает расти за счет стран Азии[4].

Инфляционное таргетирование Банка России

Узбекистан поэтапно перейдет на инфляционное таргетирование. Что это значит? – Spot

Банк России перешел на инфляционное таргетирование в конце 2014 года под влиянием макроэкономического кризиса, вызванного падением цен на нефть. По согласованию с Правительством РФ Банк России установил среднесрочную цель по инфляции на уровне 4% в год[5].

Примечания

  1. Orphanides A. Reflections on inflation targeting // Speech at the 6th Norges Bank Monetary Policy Conference on Inflation targeting twenty years. — 2009. — 11 июня. — С. 10.
  2. Вудфорд М. Таргетирование инфляции: совершенствовать, а не списывать в утиль // Вопросы экономики, 2014. — № 10. — С.44—55.
  3. Трунин П.В., Божечкова А.В., Киюцевская А.М. О чем говорит мировой опыт инфляционного таргетирования // Деньги и кредит, 2015. — № 4. — С.61—67.
  4. Моисеев С. Одиссея инфляционного таргетирования // Вопросы экономики. — 2017. — № 10.
  5. Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики (неопр.). Банк России (2017).

Литература

  • Вудфорд М. Таргетирование инфляции: совершенствовать, а не списывать в утиль // Вопросы экономики, 2014. — № 10. — С.44—55.
  • Замараев Б. А., Киюцевская А. М.Инфляционное таргетирование в мире и России // Вопросы экономики, 2019. — № 6. — С.5—29.
  • Картаев Ф. Полезно ли инфляционное таргетирование для экономического роста? // Вопросы экономики, 2017. — № 2. — С.62—74.
  • Картаев Ф.С. Увеличивает ли управление валютным курсом эффективность инфляционного таргетирования? / / Деньги и кредит, 2017. — № 2. — С.63—68.
  • Матовников М. Ю.К вопросу об инструментах денежно-кредитной политики // Деньги и кредит, 2012. — №. 1. — С. 32—34.
  • Моисеев С.Р. Инфляционное таргетирование. — М.: Маркет ДС, 2005.
  • Моисеев С.Р. Денежно-кредитная политика: теория и практика. — М.: Московская финансово-промышленная академия, 2011.
  • Трунин П.В., Божечкова А.В., Киюцевская А.М. О чем говорит мировой опыт инфляционного таргетирования // Деньги и кредит, 2015. — № 4. — С.61—67.
Оцените статью
Финансовый консультант